Мир Знаний

Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности 3 (стр. 7 из 11)

Для выполнения поставленной перед ними задачи данные органы, а также органы, созданные ими, в рамках своей компетенции, в частности, имеют право заключать договоры с зарубежными партнерами на реализацию и приобретение продукции за счет имеющихся валютных средств либо на иной основе, создавать совместные предприятия, организовывать приграничную торговлю, а также вносить предложения о создании свободных экономических зон.

Самостоятельно участвуют в экономическом обороте предприятия частной формы собственности, которые имеют равные права с государственными юридическими лицами.

Правовой статус юридических лиц всех форм собственности в международном экономическом обороте имеет существенные особенности в связи с тем, что юридическое лицо создается на территории определенного государства, но осуществляет свою деятельность на территории соответствующего государства, а также об условиях осуществления такой деятельности.

В целом необходимо подчеркнуть, что объем правоспособности юридических лиц в международном экономическом обороте может быть определен в международном экономическом обороте может быть определен в международных торговых и иных договорах, в соответствии с которыми стороны, как правило, предоставляют компаниям друг друга национальные режимы и режимы наибольшего благоприятствования. Из данного правила в подавляющем большинстве случаев имеются свои исключения.

Как показывает международная практика, исключения из национального режима возможны как на этапе учреждения, так и на этапе деятельности компаний. При этом под правом учреждения, как правило, понимается право компаний сторон начинать экономическую деятельность путем учреждения дочерних компаний и филиалов на территориях друг друга. Деятельность соответственно означает осуществление экономической деятельности, т.е. деятельности производственного, коммерческого или профессионального характера.

3.2.2. Значение личного статуса юридического лица.

В соответствии с ГК законом юридического лица считается право страны, где это юридическое лицо учреждено. Это означает, что вопросы учреждения, деятельности, преобразования и ликвидации иностранных юридических лиц на территории Республики Беларусь подчиняются соответствующему иностранному правопорядку, а не правопорядку Республики Беларусь. Последнее обстоятельство приобретает особое значение при ликвидации юридического лица, действующего за границей и имеющего на территории иностранного государства имущество, в том числе и недвижимое, поскольку личный закон ликвидируемого юридического лица, а не закон места нахождения вещи будет определять судьбу указанного недвижимого имущества.[12]

Такая норма имеет важные последствия, поскольку позволяет государству подразделять все юридические лица на отечественные и иностранные. Основное значение условного разделения юридических лиц на отечественные и иностранные проявляется в следующем.

Гражданский кодекс в целом исходит из того, что иностранные юридические лица осуществляют в Республике Беларусь предпринимательскую и иную деятельность, регулируемую гражданским законодательством, в соответствии с правилами, установленными этим законодательством для такой деятельности юридических лиц Республики Беларусь, однако при этом делается оговорка, что законодательством Республики Беларусь для иностранных юридических лиц может быть предусмотрено иное.

В частности, Инвестиционный кодекс Республики Беларусь относит к иностранным инвесторам, помимо прочего, иностранные юридические лица, т.е. все юридические лица, учрежденные за пределами Республики Беларусь и осуществляющие инвестиционную деятельность на белорусской территории.

В этой связи необходимо подчеркнуть, что, с одной стороны, иностранные инвесторы вправе осуществлять на территории Республики Беларусь инвестиционную деятельность в любых формах: создание юридического лица, приобретение имущества или имущественных прав (доли в уставном фонде юридического лица, недвижимости, ценных бумаг, прав на объекты интеллектуальной собственности, концессий, оборудования, других основных средств).

Однако с другой стороны – кодексом допускаются некоторые ограничения деятельности иностранных инвесторов на территории Республики Беларусь.

Так, иностранным инвесторам запрещается инвестиции в сферах обеспечения обороны и безопасности Республики Беларусь без специального разрешения Президента Республики Беларусь, а также изготовления и реализации наркотических, сильнодействующих и ядовитых веществ по перечню, утверждаемому Министерством здравоохранения Республики Беларусь.

Кроме того, не допускаются без согласия специального уполномоченного государственного органа иностранные инвестиции в имуществе юридических лиц, занимающих монопольное положение на рынке Республики Беларусь.

Ни одно из таких ограничений не действует в отношении юридических лиц Республики Беларусь.

Без разрешения вопроса о принадлежности того или иного юридического лица к соответствующему иностранному государству невозможно применять международные договоры о развитии торговли и защите инвестиций, а также об избежании двойного налогообложения.

Помимо этого, правовой институт иностранного юридического лица позволяет практически реализовать норму ГК о возможности установления Правительством Республики Беларусь ответных ограничений (реторсий) в отношении юридических лиц тех государств, в которых имеются специальные ограничения прав граждан и юридических лиц Республики Беларусь.

3.2.3. Критерии определения личного статуса юридического лица.

Белорусский закон исходит из того, что гражданская правоспособность иностранного юридического лица должна определяться по праву страны, где это лицо учреждено. Таким же образом гражданская правоспособность иностранных организаций, не являющихся юридическими лицами по иностранному праву, должна определяться по праву страны, где эта организация учреждена. Так, английское товарищество (partnership), которое в Соединенном Королевстве юридическим лицом не признается, в Республике Беларусь также не будет признано юридическим лицом.

Подход нашего государства в данном вопросе, именуемый в литературе теорией инкорпорации, разделяют государства англосаксонской системы права, включая Великобританию, Нидерланды, Индию, США, Казахстан, Китай, Россию, Чехию и некоторые другие.

Место учреждения юридического лица не является единственной отправной точкой в вопросе определения закона юридического лица, т.е. личного статуса юридического лица.

Популярной является также теория оседлости, согласно которой личным законом юридического лица признается закон страны, в котором находится центр управления данного юридического лица. Правовые нормы, основанные на данной теории, заложены в законодательстве Польши, Украины, а также Франции, ФРГ, большинства других стран ЕС.

Законодательство некоторых развивающихся государств, в частности Индии, содержит элементы теории места осуществления основной деятельности. Исходя из данной теории, личным законом юридического лица признается место экономической деятельности основного покупателя товаров и услуг этого юридического лица.

Необходимо отметить, что какой-либо одной теории придерживаются лишь национальные законы государств. Крупные «рамочные» международные договоры в настоящее время успешно сочетают в себе вышеперечисленные критерии определения личного закона юридического лица. В частности, для целей ст. 43 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Украиной и Европейским Сообществом [13], было установлено, что «компания Сообщества» или «компания Украины» соответственно означают компанию, отвечающую двум следующим критериям:

- основана согласно законодательству соответственно государства – члена ЕС или Украины;

- имеет зарегистрированное служебное помещение или центральную администрацию или главное место деловой активности на территории соответственно Сообщества или Украины;

или компанию, отвечающим трем следующим критериям:

- основана согласно законодательству соответственно государства – члена Сообщества или Украины;

- имеет только зарегистрированное служебное помещение на территории соответственно Сообщества или Украины, в то время как центральная администрация или главное место деловой активности находятся на территории третьей страны;

- ее деятельность имеет реальную и непрерывную связь с экономикой соответственно одного из государств – членов ЕС или Украины.

Последним критерием определения личного статуса юридического лица является теории контроля, на основании которого юридическое лицо может быть признано находящимся под контролем иностранного государства.

В Разделе «Международное частное право» ГК понятие контролируемого юридического лица отсутствует, однако наиболее близким к данному понятию является «зависимое хозяйственное общество». По белорусскому закону хозяйственное общество признается зависимым, если другое хозяйственное общество обладает количеством голосов в высшем органе управления зависимого общества, достаточным в соответствии с уставом зависимого общества для отклонения нежелательного для него решения, за исключением решений, принимаемых единогласно. Пределы взаимного участия хозяйственных обществ в уставных фондах друг друга и число голосов, которыми одно из таких обществ может пользоваться на общем собрании участников или акционеров другого общества, должны быть определены законодательством.